?

Log in

No account? Create an account

"Манипулятор", глава 053

ГЛАВА 53

Все майские праздники я занимался ремонтом квартиры. Приятная возня. Сначала электрики переделали всю проводку, затем штукатуры принялись за стены. Квартира за-полнилась мешками с цементом и прочими отделочными смесями, словно ожила. Каждый день в ней происходили небольшие преобразования. Рабочие с каждым мазком, с каждым движением прави́ла вдыхали в пустые стены жизнь.
Праздники кончились, 12 мая в понедельник я вышел на работу один. С утра заиг-рал мобильник. Звонила управляющая с завода, сказала официальным тоном, что коммер-ческий директор «СМУ-5» прибудет к полудню на завод и будет совершать обход терри-тории, встречаться с арендаторами.
- Желательно, чтобы вы были на своем складе к указанному времени! – полупри-казным тоном закончила управляющая.
- Хорошо, подъедем, без проблем, - едва успел ответить я, как та отключилась.
В полдень мы с отцом были на складе. День выдался ярким, солнечным. Я распах-нул двери склада, вошел внутрь и поежился – дыхание зимы еле уловимо, но еще шло от стен, прохлада проникла сквозь мою весеннюю одежду и сжала тело мурашками кожи. Я вернулся на улицу, солнце тут же окутало меня теплом, прогрев за несколько секунд наск-возь. Отец подогнал «газель» к складу, закурил, вышел из кабины, весело глянул на меня, подтянул рывком джинсы, одновременно смешно слегка присев, крякнул по-старчески, за-тянулся, выпустил дым и по-деловому произнес: «Что, грузимся?»
- Ну да, грузимся, - пожал я плечами. – За этим сюда и приехали.
- Ааа, ну понятно... ты не в духе... Что, не выспался? – поддел меня отец.
- Выспался, выспался... – буркнул я, поморщив лицо от яркого солнца.
Я уже хорошо распознавал такое начало диалога, оно всегда вело к ругани. А ее не хотелось. Я отвернулся и пошел в склад. Отец, словно уловив мое нежелание обострять ситуацию, зашел в склад следом, внимательно с неприятной цепкостью в прищуре глянул мне в глаза, ухмыльнулся, произнес: «Жениться тебе надо... чтоб не быть таким злым...»
Это был удар под дых, расчетливый и осознанный. Я внутренне напрягся и вмиг обозлился, но сдержался. Гнев, пометавшись по душе и не найдя выхода, затих.
- Женюсь... – произнес я, как можно спокойнее, улыбнулся. – Вот сейчас ремонт доделаю, перееду и женюсь... Не переживай...
Такие моменты заставляли меня задумываться о характере наших с отцом отноше-нии. Они мне казались странными, неправильными. Я ощущал между нами тяжбу, словно мы что-то выясняли. Но не говорили о них впрямую друг другу, а вот так иногда обмени-вались колкостями, когда терпеть было уже невмоготу. В наших отношениях происходили изменения. Я чувствовал, как мое недовольство отцом лишь растет, и вопросы к нему множатся. Но я не мог понять внутреннего источника своих претензий к отцу. Он размыто плавал в моем сознании, будто в тумане.
- У отца очень тяжелый характер, - как-то во время прогулки в мою квартиру сказа-ла мать. – Нет, он тебя любит, очень любит и в детстве с тобой носился... Я помню, как ты родился, а отец чуть в обморок не упал... Меня увезли на скорой в роддом, а он дома пере-живал, видно... Пришел ко мне уже утром, как ты родился, сам зеленый, стоит, качается... Он такой – все в себе... никогда ничего не скажет, все молча переносит... А так он тебя любит... И носил тебя всегда на руках, и гулял с тобой, и таскался все время... Нет, в этом плане он молодец... Но... Он какой-то бесчувственный, что ли...
Мать тогда замолкла, мы прошли еще немного по лесной тропинке.
- И жестокий он очень... – добавила она, призадумавшись, будто извлекая что-то из памяти.
- Да, отец – человек жесткий... – буркнул я, закивал.
- Нет, не только жесткий, а именно жестокий! – настояла с жаром на своем мать. – Он тогда меня бил, все отбил, я думала – убьет... По почкам, в живот...
- Да, я помню... – кивнул я, спрятал подбородок вместе со ртом в мягкость воротни-ка зимнего свитера, будто не желая о таком говорить.
- Я тогда, помню, к доктору пришла... А врач умный попался, хороший такой был мужчина... Он осмотрел меня тогда и говорит – Не пойму, откуда у вас гной в придатках!? А что я ему скажу? Я молчу... Сказала, что застудила... Но он, по-моему, не поверил...
Я сильнее зарылся лицом в свитер. Уши горели от стыда и какой-то липкой против-ности. Разговор шел о моем отце, и озвученные факты, как сыплющиеся из шкафа скеле-ты, ломали мое сознание. Скелеты тянули друг друга, будто за руки, и сыпались один за одним. Я вспомнил, как несколько раз отец бил и меня в детстве. Жестоко. Именно так, а не просто жестко. Бил, как бьют взрослых, сильно, кулаками. Мать оттаскивала его от ме-ня, понимая, что дело скверное.
- Убью!!! – орал отец тогда. – Урода кусок!!!
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava053

"Манипулятор", глава 052

ГЛАВА 52

После хлопот с переездом и увольнением сотрудников наступило некоторое зати-шье. И даже на рынке бытовой химии ситуация стабилизировалась – перестав снижаться, наши продажи застыли в новой точке. Жизнь потекла размеренно по единому лекалу – в девять в офис, там текущие бумажные дела в течение часа, приезд отца в офис, в десять я и Сергей садились в «газель» и втроем катили на склад, там загружались и везли товар по клиентам. Обычно в день выходило две точки разгрузки. Иногда одна либо три, но редко. С переездом в новый офис мы вновь перешли на беспорядочное питание. Вера что-то бра-ла для себя из дома или просила нас купить ей еды по дороге. Перебрав разные столовые и кафе, мы стали обедать в столовой «Оптторга». Готовили там сносно, но всего несколько блюд: на первое – суп с тефтелями или лагман, на второе котлеты, отбивные или рыбу с рисом, гречкой или макаронами. Терпимо. Я заставлял свой желудок поглощать это, на что тот отвечал изжогой. Февраль оказался теплым. Первая его половина прошла под яс-ным небом с морозцем до десяти градусов, а с середины месяца небо заволокло мягкими уже по-весеннему влажными тучами, которые провисели аж до конца марта. Температура сразу поднялась до минус пяти, превратив остаток зимы в формальность. «Не увижу пере-мену неба», - помнится, подумал я, выискивая в последнюю неделю зимы прогалины меж-ду тучами и не находя их. Хотелось весны. Зима надоела, и как назло, протянулась в тот високосный год на день дольше. Между отцом и матерью, после всех недоразумений и тя-желых скандалов, будто бы установился зыбкий мир. Они не ругались. Отец даже будто стал проявлять к матери какое-то внимание, от которого та не скандально дистанцирова-лась. Я копил деньги на ремонт. Сумма набиралась медленно. Со своих двадцати пяти ты-сяч зарплаты, в лучшем случае, я откладывал ежемесячно пятнадцать. Я практически ни-куда не ходил и не тратился попусту, лишь вечерами через день тренировался. Мое тело заметно окрепло и стало ловчее. Растяжка улучшилась – я почти садился на продольные шпагаты, с поперечным дело обстояло чуть хуже. Сергей с Борисом, как-то разговорив-шись, обнаружили общих знакомых. Оказалось, Борис тоже занимался боксом и вполне успешно. Он поразил меня, скромно сказав, что едва не попал в молодежную сборную Союза в свое время. И поразил не столько своими достижениями, сколько скромностью и нежеланием о них говорить. Достижениям я не удивился. Особенно, когда Борис сказал, что до сих пор каждое утро бегает кроссы по десять километров со своим псом, а зимой на лыжах с удовольствием пробегает и все пятнадцать. Для меня расстояния казались фан-тастическими. Ладно, пробежать раз, но...
- Каждый день!??? – вытаращился я на Бориса, стоявшего за прилавком.
- Да, каждый день, - обыденным тоном произнес тот, смотря на меня простым пря-мым взглядом поверх очков, как делают многие в возрасте из-за прогрессирующей даль-нозоркости, добавил. – Ну, иногда бывает, я день могу в неделю пропустить... приболел там или что, или нехорошо себя просто чувствую, но не более...
Я вспомнил, как пару раз в армии бегал «десятку» с полной боевой выкладкой и с уважением в сердцах произнес: «Я бы сдох через неделю!!»
Борис добродушно засмеялся.
- Не, ну че ты хочешь! – произнес расхлябано Сергей, стоявший у прилавка напро-тив Бориса. – Если каждый день бегать, то и ты пробежишь и я, да и любой пробежит.
- Я не знаю как ты... – с сарказмом посмотрел я на живот Сергея. – Но я не пробегу, даже если буду каждый день бегать... Я через неделю просто сдохну... Серый, ты пред-ставляешь, что такое десять километров?
Вопрос был лишним, я это знал. Я понимал, что Сергей в своей жизни и пяти кило-метров не бегал. А даже если бы и сказал, что бегал, я бы не поверил. Сергей продолжал забавлять. Я окончательно перестал воспринимать его всерьез. В моем сознании с ноября месяца будто произошли изменения – я стал ощущать наше совместное пребывание, как повинность... необходимую и неизбежную повинность. Я настроил себя просто – мне надо спокойно проработать в фирме до отбытия в Москву и все. Более ничего. Я настолько на-строил себя на будущее, что уже ощущал, будто живу в прошлом. И желал лишь одного – поскорее его прожить, чтоб, наконец, наступило мое будущее.
Сергей стоял у прилавка, пересыпал диалог какими-то именами тренеров, боксеров, засыпал ими Бориса, добавляя вопросы – Знаешь? Не знаешь? А этого знаешь? Борис тер-пеливо отвечал, но я чувствовал, что диалог его не занимал. Я же получал удовольствие от того, что читал сущность Сергея все лучше и лучше. Ребенок во мне настырно продолжал разбирать игрушку. Примитивность Сергея осознавалась мною все яснее, я ковырялся в его натуре от нечего делать. И скрытый смысл речей Сергея в диалоге с Борисом мне стал понятен. Сергей пытался «не отстать». Я помнил этот его прием по отношению ко мне. Мы с Сергеем являлись почти ровесниками и, тягаясь со мной в личных достижениях, он не пытался «не отстать», Сергей пытался «быть лучше», «быть выше», хоть на немного, под стать разнице в возрасте. Со Борисом же такой номер не проходил – слишком велик оказался разрыв в достижениях. Я слушал их диалог сидя полубоком в кресле. Сергей в своей небрежной манере знающего предмет разговора человека, продолжал перечислять Борису все свои городские знакомства, где и у кого тренировался.
- А какой у тебя разряд, Борис? – вдруг поинтересовался я.
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava052

"Манипулятор", глава 051

ГЛАВА 51

- Всем привет! – выпалил я, подняв руку вверх, едва поднялся на второй этаж автомастерской; время перевалило чуть за девять утра. – Вер, привет! Валь, Борь, привет!
Я хлопнул ладонью по ладони Веры, пожал крепкую руку Бориса, вернулся к наше-му столу: «А че, Серого нет что ли!?»
- Ром, да, Сережи не будет, он заболел... – кивнула Вера и, словно в подтверждении ее слов, мой телефон зазвонил.
- Ромыч, привет... – низким простуженным голосом произнес Сергей. – Я приболел тут немножко, температура у меня, насморк... ты там один справишься?
Для пущей убедительности Сергей вплел в интонацию нотки жалости и бессилия, будто он не подхватил обычную осеннюю простуду, а заболел смертельно. От елейности его тона меня передернуло. Все иногда подхватывают простуду, но ведут себя по-разному. Одни или переносят ее на ногах, что в принципе, плохо, или уж самые тяжелые дни отле-живаются дома, но едва забрезжит улучшение, бегут на работу. Другие же болеют с удо-вольствием, ставя всех окружающих в известность и изображая из себя чуть ли не «умира-ющего лебедя». Я как раз выслушивал одного из них.
- Серый, да справлюсь, ну куда деваться! – сказал я. – Ты там давай, выздоравли-вай! Все мы тут с Верой сделаем нормально!
- Аха, Ромыч, ну спасибо тебе большое... – продолжал чувственно недомогать Сер-гей. – А то у меня тут все сразу и сопли и температура и горло... еле хожу...
- Серый, ну выздоравливай, выздоравливай! – закруглял я разговор. – Все тут будет нормально, не волнуйся!
- Ну спасибо, Ромыч... пока... – сказал Сергей, мы простились.
- Так, Серого не будет... – выдохнул я, собираясь с мыслями. – Вер, че там у нас по заказам, смотрела электронку?
Рабочий день начался. Вдвоем с Верой мы за полчаса обработали поступившие заказы, я созвонился с несколькими клиентами, получил заказы на будущие дни, принтер выдал текущие накладные.
- Так, ну че, надо звонить бате, повезем с ним товар...? – вопросительно посмотрел я на Веру, та кивнула, я вызвал отца. – Вер, ну, в принципе, ты уже не нужна, можешь ехать домой... есть у тебя какие-нибудь еще тут дела на сегодня?
- В принципе.. только созвониться с аптеками, взять у них заказы на эту неделю... да и все... – пожала плечами Вера. – А, да! Тебе отчеты же нужны!?
- Да, отчеты мне напечатай за октябрь! Делай их сейчас, пока Анатолий Василье-вич не приехал, я их сразу заберу с собой, да и поеду...
Через полчаса на ступеньках раздались шаги, дверь в помещение открылась, вошел отец. Он поздоровался со всеми, посмотрел на меня, произнес: «Ну что, едем?»
- Да, поехали! – кивнул я, встал с кресла, сгреб листы отчетов, распрощался со все-ми и пошел вниз по лестнице.
- А Сергей где? – произнес отец, едва мы вышли на улицу.
- Серый заболел, простыл... – сказал я. Мы сели в «газель» и покатили на склад.
- И долго он болеть планирует? – уточнил отец, словно читая мои мысли.
- Не знаю, - пожал плечами я. – Но лучше его простимулировать, чтоб поскорей на работу вышел, а то вдруг ему понравится болеть...
Я допускал мысль о том, что Сергей легко может выздороветь через два-три дня и совершенно спокойно отдохнуть сверх этого еще столько же просто так. Мне не нрави-лась перспектива таскать коробки на складе за двоих, покуда напарник лежит дома на теп-лом диване и пялится в телевизор. А веры Сергею у меня уже не было.
- Ну да... – потянулся отец за сигаретой, приоткрыл свое окно и закурил. – Мысль правильная... Сережа – тот еще фрукт... Ну, озвучь ему это! Скажи, что пока он болеет, его зарплата тебе будет идти!
- Да не, вся зарплата это жирно, конечно... – отклонил я слишком жесткое предло-жение отца. – В конце концов, Вера как бы его замещает, только вот на складе я один... Я думаю, можно будет ему сказать, что пока он болеет, я буду получать за грузчика. И сум-ма не такая большая, с одной стороны... А с другой, Серый быстрей на работу выйдет... он на деньги прижимистый, не захочет, чтоб мне денег в карман шло больше, чем ему...
Мы загрузили в «газель» полторы тонны и покатили по клиентам. Все вернулось на круги своя – я, отец и «газель». Я совершенно отвык за два с лишним года исполнять обязанности экспедитора. Даже первое время чувствовал себя неловко. Отвыкли и наши клиенты. Менеджеры, кладовщики и прочие работники всех фирм, где я стал появляться вместе с отцом в «газели», удивлялись и задавали одни и те же вопросы. Я отшучивался, говорил, что теперь товар будем возить по-разному – и сами и Петя. Я проработал один всю неделю. За два года ничего не изменилось – те же лица в тех же местах. В «Мерку-рии» на первой же разгрузке я увидел грузчика Петю «Радио». Тот сильно постарел и осу-нулся, но оставался прежним – невнятно говорил без остановки, много жестикулировал руками, поправлял смущенно кепку и, лишь когда нес очередную коробку, несколько се-кунд молчал.
- Вер, смотри... – сказал я посреди недели. – Скажешь Серому, что пока он болеет, я буду просто за грузчика начислять себе деньги, поскольку таскаю на складе коробки за двоих... Там сумма небольшая, но все-таки... чтоб как-то справедливо было, хорошо?
- Ну ты позвони ему сам и скажи! – отмежевалась тут же Вера.
Мне не хотелось говорить с Сергеем на эту тему. Внутри боролись две половины – одна считала мое решение непорядочным и не партнерским, другая, умудренная опытом общения с Сергеем, точно знала, что решение верное.
- Вер, давай так... Ты ему озвучь дома, если у Серого будут какие-то вопросы, пусть звонит, хорошо? – припер я Веру к стенке.
- Хорошо, - сказала она и лукаво ухмыльнулась, все поняв.
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava051

"Манипулятор", глава 050

ГЛАВА 50

- Фуух! Че-то я никак не отойду от субботы! – выдохнул тяжело Сергей, сидя уже несколько минут в кресле у двери. Начался рабочий понедельник следующей недели. На-кладные на текущие отгрузки были готовы, за окном скрипнули тормоза, подкатил Петя. В дверь постучали.
- Да, - буркнул Сергей.
Вошел Сеня, поздоровался, начал по обыкновению перетаптываться и воровато оглядывать всех в комнатке, закончил обзор, произнес: «Че, Сереж, есть че грузить?»
- Да, Сень, есть... – вяло произнес Сергей и демонстративно устало потянулся к накладным на столе. Я взял накладные, протянул их навстречу, сунул ему в руку. Сергей, небрежно и не глядя, протянул их Сене.
- Тут только первый рейс, да? – быстро проштудировал взглядом накладные тот.
- Да, Сень... – скривился Сергей, продолжая разговаривать с кладовщиком сидя боком к нему и не поворачивая головы.
- А на второй... – начал робко тот.
- А на второй потом будут! – отрезал Сергей.
- Ну, я тогда пойду... – замялся Сеня у двери, взялся за ручку. – Че, Петю начинать грузить?
- Да, Сень, начинай... – буркнул Сергей, глянув на меня, выражая всей своей мими-кой и движениями плохое самочувствие.
- Ну а... вы тогда с Романом Анатольевичем подойдете, да? – все так же робко уточ-нил Сеня, глянул на меня.
- Сейчас идем, Сень, мы сразу за вами, - кивнул я, глядя в глаза кладовщику.
- Все, все, я понял! – засуетился тот, открыл дверь и бросил напоследок. – В общем, мы уже на складе!
- Да, Сень, хорошо! – рявкнул Сергей, раздражаясь, что послужило сигналом для кладовщика быстро исчезнуть за дверью.
- Че ты такой убитый, Серый? – произнес я, едва дверь захлопнулась.
- Да в бане был... никак не отойду с субботы... перепарился я, похоже... с утра вы-жатый как лимон... – скривился напарник, пытаясь усесться в кресле поудобнее.
- Неслабо ты паришься по субботам, что аж в понедельник отойти не можешь... – сказал я, вдруг вспомнил, глянул на Веру и задал вопросу уже скорее ей. – А че, вы на ай-кидо сегодня не ходили что ли? Так рано приехали...
- Нет, Ром, не ходили, - без эмоций, сдержанно произнесла она.
Я перевел вопросительный взгляд на Сергея, тот встрепенулся, всплеснул руками:
- Роман, да некогда ходить на это айкидо! Пока детей в садик соберешь, пока отве-зешь, уже наскачешься! Еще на этом айкидо скакать...
- Ну, вроде вам нравилось... – опешил я, глянул растерянно на Веру, продолжил. – В прошлые разы вроде довольны были... Эт сколько вы, два раза сходили отзанимались?
- Верок два раза занималась, - буркнул будто нехотя Сергей, кривясь. – Я в пятницу не занимался, ее посидел подождал...
- Ааа... – протянул я, снова глянул на Веру, та сосредоточенно смотрела в монитор, черты лица ее обострились. – Ну... если некогда, тогда конечно... Но жаль...
Возникла пауза ,но я не дал ей развиться, встал, напоминая, что надо идти и загру-жать «газель» в рейс, произнес: «Ладно... пошли, Серый, нам еще коробки таскать...»
«Вот и все занятия айкидо, - подумал я, едва мы с Сергеем оказались на улице, - два раза сходили, и весь запал кончился... А Вера бы ходила... Это Серому лень... Это он так, для красного словца сказал и про возвращение в бокс и про айкидо... Надо было что-то говорить в ответ на мои занятия рукопашкой... А на самом деле заниматься самому-то не хочется, лень... Штанга валяется на даче, отзанимался... Хотя, дети же... С детьми слож-но...» Я представил Леньку и Лильку, представил ежедневную родительскую возню с ни-ми, и мои осуждающие Сергея мысли стали не такими твердыми. «Ладно, - отмахнулся я мысленно от лезших в голову доводов, - сами разберутся, не мое это дело!»
Мы дошли до склада, Петя и Сеня стояли на улице и курили – ждали нас. «Газель» загрузили за час. Сергей таскал коробки медленно и с трудом, отчего-то еще прихрамывая на одну ногу. Я, чтобы не раздражаться его видом, постарался покончить с работой быст-ро. Петя укатил, мы пошли с Сергеем в обратный путь.
- А куда ты в баню ходишь? – задал я вопрос, лишь бы не идти молча.
- А там около моего дома есть баня... – оживился Сергей. – Я туда уже давно хожу, это одно время не ходил че-то... А так у меня суббота всегда банный день! Я и Лёньку, вот, с сентября начал с собой брать...
- А не рано ему?
- Да нет... Три годика уже есть, нормально... Я его просто в парилку надолго не пускаю, так, на полминутки запускаю и назад...
- А че там за контингент?
- Да там нормальный контингент, есть, конечно, и совсем простые мужики... А в основном, у кого свой бизнес, такие же директора́, хозяева́... свой круг знакомых, сидим, паримся, дела обсуждаем, у кого какой бизнес, кто чем занимается... – рассказывал Сер-гей, расслаблено размахивая руками и даже будто перестав ковылять.
Я ухмыльнулся, едва дослушав последнюю фразу.
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava050

My next clinic

Оригинал взят у tropical_doc в My next clinic
Измени этот мир уже сегодня!
Мы оказываем медицинскую помощь в местах с ограниченными ресурсами. Мы строим маленькую клинику в бедной рыбацкой деревеньке в Никарагуа. Это сложный для реализации проект: эндемичный по малярии район, нет дороги, нет электричества и нет питьевой воды. Мы хотим это изменить. Мы хотим дать людям возможность получать своевременную медицинскую помощь и не умирать от излечимых заболеваний.


Для тех, кто с нами не знаком: Мы – Health&Help.
Мы – те странные люди, которые считают, что у каждого человека есть право быть здоровым, – вне зависимости от цвета кожи, пола, национальности и количества денег в кошельке. Мы помогаем там, где не помогает никто. Там, где нет медицинской помощи – мы строим клиники и привозим врачей. Наша клиника в Гватемале построена, зарегистрирована и стабильно функционирует. Настало время помогать дальше.
Мы запустили проект на краудфандинговой платформе Boomstarter:
Наша цель – собрать 1 500 000 рублей. Эти деньги пойдут на строительство здания клиники, а также на подведение дороги и коммуникаций.
Поддержи проект рублём, репостом или лайком, расскажи друзьям и выбирай вознаграждения! Закажи майянский ритуал себе на день рождение, поживи в интернациональной команде волонтеров, познакомься с настоящими шаманами и окунись в жизнь стран третьего мира.
Специальное предложение: Для первых 100 спонсоров, сделавших взнос 1000 руб. и более, организаторы проекта распишут свои тела вашими именами! Не оставь ни одного свободного участка тела без внимания. Спасай мир оригинально, вместе с Health&Help.

"Манипулятор", глава 049

ГЛАВА 49

Структура торговли медленно и неумолимо менялась. Сжатие рынка провоцирова-ло постепенное отмирание бартера. Чтобы совершить обменную операцию, приходилось увеличивать скидки на сбрасываемый товар. Размер скидки упирался в доходность на соб-ственном первичном товаре. За счет высоких наценок мы чувствовали себя уверенно. Скидки на бартерный товар пришлось увеличить с пяти до десяти и даже двенадцати про-центов. Это сразу сказалось на доходности. Средняя наценка упала с примерно тридцати пяти до двадцати процентов. Понижение доли парфюмерии и солей в общем вале товара добавило лепту в падение наценки. Все ужималось.
- Раньше прайс был двадцать один лист, а сейчас – девять, - сказал как-то Сеня, покуривая на улице перед складом, и глянул на меня внимательным взглядом. Мне нечего было ему сказать, врать не хотелось.
- Да, Сень, мы теперь меньше будем завозить обменного товара, будем увеличивать продажи нашего, теперь на складе будет посвободней, - ответил я, как мог, но по глазам кладовщика понял, что не развеял его сомнения.

- Бля, «Люксхим», конечно, уроды все-таки! – выпалил я в сердцах как-то, едва мы с Сергеем оказались в очередной раз вдвоем в машине. – Пиздец, так нам подосрали! Про-дают товар и нашим и вашим... хорошо, блять, устроились!
- Ласковый теленок двух маток сосет, - сказал Сергей.
- Чего? – не расслышал я сразу фразу, с каким-то запозданием осознав ее через се-кунду, рассеянно буркнул. – Ааа... ну да...
Мы проехали несколько секунд в молчании, я гонял свои раздраженные мысли по извилинам мозга, не удержался, выпалил вновь: «Блять, вот так хочется послать их нахуй с их товаром, Серый! Вот пиздец как хочется! Просто вернуть им товар, выкинуть его со склада прям на землю перед воротами, выбить возвратную накладную, позвонить и ска-зать – мы вернули вам товар, он лежит перед складом, приезжайте и забирайте в любое время! – и положить трубку и не брать больше ее никогда!
- Бля, Ромыч, да я тебя понимаю хорошо! – с проникновенными нотками в голосе произнес Сергей. – Я бы сам на твоем месте так думал...
- Но, блять, надо деньги зарабатывать... – словно договорил я фразу за напарником, выдохнул тяжело. – Да все я понимаю, Серый! Просто обидно... Пиздец, мы столько сил с отцом потратили, чтобы раскрутить их ебаный товар... Он же тут никому нахуй был не ну-жен! На нас смотрели как на дураков... Ходили, совались с ним в каждую дырку... И вот, когда он начал продаваться... они заключили договор с «Арбалетом»... ну не уроды, а!?
- Роман, да ладно... будем возить их товар, будем продавать... тот же «Ерш» питер-ский раскрутили, он уже продается раз в пять больше ихнего... Так и будем потихоньку замещать их товар другим... А с ними надо просто поддерживать нормальные отношения, брать потихоньку их товар... Дают без денег и пусть дают, будем брать и продавать... Пусть они думают, что мы лохи и смирились... главное их расслабить, а засунуть мы им всегда успеем... – повторил Сергей одно из своих любимых выражений, которое тут же подстегнуло в моей голове мысли о мести. Вдруг жутко захотелось отомстить, попранная в моих глазах справедливость взывала к своему восстановлению.
- Кстати, мне Эдик на днях звонил! – вдруг вспомнил я.
- Это который вместе с этим Казлабеком...? – осклабился Сергей.
- Да... – хмыкнул я, понимая намеренность «ляпа» напарника. – Который вместе с этим... звонил, короче, сказал, что он ушел из «Люксхима», продал Асланбеку свою долю и ушел... уехал к себе в Сочи...
- И чем будет заниматься?
- Не знаю, я не спрашивал... – пожал я плечами и подумал, что так, наверное, всегда бывает – люди сходятся, начинают вместе бизнес, а после, когда самая тяжелая точка пройдена и... казалось бы... можно и нужно и дальше идти вместе, ан нет... берут и расхо-дятся. Я не знаю, о чем думал Сергей в этом момент, но я проводил в голове параллели – как только мы вместе достигли кульминации нашей совместной деятельности, тут же, словно компенсируя наш успех, появились внутренние силы взаимного отталкивания. Я ощущал такую силу в себе, ощущал ее признаки и в Сергее. И параллели говорили мне о существовании неких неумолимых законов жизни, которых избежать мы не в силах. В приоткрытое окно неприятно задуло ветром. Я поежился.
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava049

"Манипулятор", глава 048

ГЛАВА 48

В начале августа на своей остановке я встретил Сашку, того, что дружил с Инной. Я перебежал дорогу к нему, намереваясь сесть в маршрутку. Была суббота, и я намылился съездить в центр. Все так же инфантильно улыбаясь и тряся курчавым чубом Сашка своей пожал клешней мне руку.
- А мы снова с Инной встречаться начали! – первое и единственное, что сказал он.
- Опять что ли!? – удивился я и отмахнулся. – Да ну вас!
Подошедшая маршрутка спасла меня от дальнейшего бессмысленного общения. Я нырнул в «газель», уселся на сидение и подумал, как хорошо, что не связался с Инной. «Да, практичная какая девушка, дружит с одним, присматривает другого, нашла, начала обрабатывать, не получилось, хоп, снова назад, как ни в чем не бывало!» - задумался я на мгновение, хмыкнул, мотнул головой. Сашку вновь стало жалко. Я не понимал, то ли он дурак, то ли ему все равно, то ли так любит Инну. Я тут же вспомнил свои отношения и вдруг понял, что не такое уж маленькое количество девушек вот так тайно или открыто перебирают парней как вещи в магазине. И отдавало это все цинизмом. Я не мог такое понять, вздрогнул и мысленно перекрестился и поблагодарил Бога за то, что отвел меня от такой девушки.

С каждым четвергом я все больше любил этот день недели. Я не мог дождаться, когда мы с Сергеем поедем в «Форт». Растущие суммы еженедельных выплат манили к кассе «Форта» все сильней. Пачки денег, перекочевывающие в «чемодан» напарника, словно служили мерилом нашего благостного настроения. Как лето достигает в июле своего зенита, там наша фирма достигла своей наивысшей точки развития.
- Ну че, Серый, погнали в «Форт»!? – выпалил я нетерпеливо, едва часы на мобиль-нике показали «11:30». Напарник расслабленно взял со стола свой телефон, протер паль-цем внешний экран, зевнул, буркнул: «Да, можно уже и поехать...»
Мы сели в «мазду» и пропылили мимо проходной. Я по привычке кивнул новой управляющей, та стояла у проходной около своей зеленой таратайки с каменным лицом, отдавала вахтерше указания и не ответила мне.
- Роман, ну глянь там в бардачке у меня диски! – потянулся рукой Сергей вправо.
Я открыл бардачок, на меня смотрели с десяток компакт-дисков и сломанные очки.
- О, а че, ты дужку так и не приварил что ли!? – вытащил я очки.
- Не, он сказал, что металл у них какой-то не такой и не сможет мне припаять, - уд-рученно скривившись, сказал Сергей. – Дай, кстати, их сюда!
Напарник взял очки из моих рук и положил перед собой на приборную панель.
- А когда это ты их успел накупить!? – удивился я, загреб и вынул разом все диски и стал перебирать в руках, читая названия исполнителей.
- Да это я что-то решил купить несколько дисков из того, что слушал в молодости, - сказал Сергей, увидев в моей руке один из дисков, добавил. – Да, вот, вот этот давай, аха!
Я раскрыл футляр и сунул диск в щель магнитолы – из колонок пошли плавающие звуки, вступление, резко началась музыка, отбивая ударными ритм.

Если б я родился в Северной Корее,
Я, наверное, стал бы милиционером,
Может, велорикшей, может, Ким Ир Сеном,

Hо скорей всего бы стал милиционером.


Музыка отбивала ритм – бесшабашный, заводной. Я начал постукивать руками в такт по коленям и кивать слегка головой в ритм. Песня мне понравилась. Сергей, глянув на меня довольным взглядом, сказал с задором:
- Да, Роман, вот такие мы были в молодости!

Если б я родился принцем Монте-Карло,

Я б окончил школу с золотой медалью,

После института стал бы бакалавром,

А после смерти папы - главою государства.

Мужской голос принялся надрываться над вторым куплетом, а я заулыбался словам напарника, освежившим тут же в моей памяти все истории, рассказанные Сергеем о своей юности – как они околачивались по улицам своего района небольшой компанией друзей-боксеров; как катались в самом начале «девяностых» в Болгарию с товаром туда и обрат-но, сидели в купе с кучей денег и дрожали за них и товар, а рэкетиры и пограничники хо-дили по вагонам и собирали мзду; как сожгли киоск предпринимателя, не желавшего пла-тить дань, залив внутрь киоска целую канистру бензина; как подрезали в шею собак бро-дячих, подставляя под укус их челюстей одну руку и орудуя ножом другой снизу; как дра-лись с компаниями парней из других районов; как убегал он с другом по дворам от мен-товской облавы, переоделся между гаражами и прошел мимо патрульного «бобика» уже в обратную сторону, выскочив так из кольца облавы; как он летел в самолете с сумкой, на-битой под завязку миллионами налички; как он втроем с друзьями избивал семерых; как его одного били пятеро, разжимали скрюченного и били в пах...
Разухабистость песни легла на эти истории в моем сознании, автоматически вызвав приступ эйфории и восхищения Сергеем. «Какая интересная опасная и яркая была у него юность, полная противоположность моей – юности примерного ребенка», - с горечью по-думал я, кивнул, улыбнулся, произнес: «Да, нормальная такая песня! Хулиганская...»

Если бы я стал рок-звездой,
Я затмил бы небо,

И, спасаясь от одиночества,

Открыл бы научным методом
Три источника творчества -
Тунеядство,
Пьянство,
Блядство,
Буги-вуги рок-н-ролл!
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava048

"Манипулятор", глава 047

ГЛАВА 47

Следующую неделю я проработал один – Сергей с Верой взяли отпуск. Наш бизнес настолько отладился за два года, что работал почти автоматически – каждое утро я вручал Сене накладные на текущий день, после собирал заказы от клиентов на следующий. На такую работу я тратил не более двух часов, все остальное время я сидел один в тесной комнатке и перебирал мысли в своей голове.
Суббота 14 июля – день моего рождения. К обеду нормальное настроение было бесповоротно испорчено очередной руганью между отцом и матерью. «Дебил!!! Колхоз-ник!!! Жлоб!!!» - вопила на него во весь голос мать. «Дура. Ненормальная. Сука», - бор-мотал отец, ходя по квартире и, как всегда, в конце концов, скрылся с сигаретой от матери на балконе. Я был сыт по горло всем этим и укатил в центр, где бесцельно пробродил в ожидании наступления темноты. Летний день, пребывая в зените своей длины, угасал не-выносимо долго. Зная, что посетители потянутся в «Чистое небо» лишь после десяти, я не вытерпел и спустился в клуб на полчаса раньше. Заведение пустовало, официантки лени-во слонялись под тихую фоновую музыку. Я по привычке приткнулся к малой стойке.
- Че такой кислый? – произнес бармен.
- Да так... – пожал я плечами, вдруг осознав, что я весь день хожу с угрюмым выра-жением лица, прокручивая в голове перебранку родителей. – Виски есть?
Бармен кивнул и в несколько движений рук выполнил мой заказ – виски с колой.
- Твое здоровье! – поднял я стакан, глядя на бармена, и потянул содержимое через трубочку, тут же нервно выкинул трубочку прочь и сделал большой глоток. Желудок под-жался, мне было все равно. Алкоголь пошел в кровь, я почувствовал, как внутренне рас-слабился, угрюмое выражение лица испарилось. Из темноты пустого и тихого танцпола вынырнул диджей.
- О, какие люди! – протянул он мне руку, я пожал.
- Че, какие новости? – задал диджей дежурный вопрос.
- Да никаких вроде новостей... – ответил и я затертой фразой, добавил. – День рож-дения у меня сегодня... Как тебе новость?
- Ооо! – изобразил тот удивление. – И сколько же...?
- Тридцатник, - кивнул я с философским видом.
- Ооо! От меня поздравление будет! Поставлю для тебя, уже даже знаю что!
- Буду ждать, - кивнул я, диджей засуетился и исчез.
Я посмотрел в пустой стакан.
- Повторить? – ухмыльнулся бармен.
Я кивнул и получил второй стакан с пойлом, сделал глоток. Виски уже не казался таким резким. Мои мышцы расслабились, легкая эйфория пропитала тело вслед за алкого-лем. Мимо в обратном направлении прошел диджей. Заиграла музыка, вмиг заполнив тан-цевальным ритмом каждый закоулок заведения. Я слегка задвигался в такт, ощущая, как улучшается настроение. Словно привлеченные громким звуком, в заведение потекли посе-тители. Через полчаса клуб был заполнен более чем наполовину. Мой слух вырвал из по-тока музыки начало нового трека:

Солнце осветило горизонт -
Утро оборвало мой сладкий сон,
Я проснулся, я был поражён:
Ощутил годам урон.

Словно в первый раз я увидел свет,
Словно в первый раз я был им согрет,
Годы ощутил, хоть я и не дед -
Мне сегодня тридцать лет!



Я напрягся, стакан замер в руке. Слова проникли в меня, через секунду я уже шеве-лил губами, подпевая исполнителю. Песня вызвала секундный прилив эйфории – я ощу-тил себя в центре слов, начал каждое из них пропускать сквозь себя.

В этот день родили меня на свет,
В этот день с иголочки я одет,
В этот день теплом вашим я согрет:
Мне сегодня тридцать лет!

В этот день скажу юности: "Привет!"
В этот день я в зрелость возьму билет,
В этот день и водка не во вред -
Мне сегодня тридцать лет!


Я сделал большой глоток, пытаясь погасить вдруг возникшую злость.
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava047


В августе этого года прошли съемки видеоклипа группы "Пахала дала".
Принял в них участие.
Замечательно потрудились над клипом, парни из группы - талантливые и неординарные.
Группа в ВК: https://vk.com/pahaladala
Приятного просмотра!

"Манипулятор", глава 046

ГЛАВА 46

- Хочется создать династию... – огорошил меня Сергей, когда наш начавшийся оче-редной диалог в машине, вдруг получил такое развитие. Мы вывернули из ворот завода и покатили по кочкам.
- Создать династию!??? – вытаращился я на напарника, повернувшись в недоуме-нии в его сторону и не веря своим ушам.
- Да, династию... – повторил тот, не уловив в моем удивлении других оттенков.
- Это, когда свой дом... лестница такая дубовая на второй этаж... и вдоль лестницы портреты висят династические предков, да? И твой – самый первый, самый солидный, да? – описал я картину, мгновенно возникшую в моем сознании.
- Ну да, так хотелось бы... – сказал Сергей совершенно серьезно.
- То есть, ты бы хотел, чтоб твои дети, внуки... подходили к твоему портрету и го-ворили, не знаю, гостям там или родственникам – вот, мол, наш дед! Основатель динас-тии... Это все он начал... Создал семейный бизнес...???
Я всматривался в лицо Сергея, обращенное взором на дорогу, и не улавливал в нем ни малейшего намека на шутку или иронию или еще что-то, позволившее бы усомниться в серьезности его мыслей и слов. Нет! Он говорил абсолютно серьезно!
- Да, хотелось бы так... – кивнул Сергей, вогнав меня в ступор. Я вдруг понял на-сколько мы с ним разные. «Бля, это пиздец... Серым движет тщеславие... Не, я знал, что он тщеславен, но настолько... Кошмар... Делать что-то только из-за того, чтоб повесить свой портрет на стенку и чтоб на него молились... какая глупость и пошлость... жуть... Бррр...» - меня передернуло от собственных мыслей, и образ Сергея, упиравшийся по началу чуть ли не в небосвод, в одно мгновение сжался до микроскопических размеров, проскочил точку нашего равенства и именно с этого момента, я стал смотреть на него уже сверху вниз. Внизу, около моих ног стоял микроскопический Сережа Лобов и капризно требовал от жизни портрет себя на стенку достижений.
Пока мы не выехали на асфальт, я молчал, обдумывая услышанное и произошед-шую во мне перемену в восприятии напарника. А когда «мазда» стремительно пошла по асфальту, то мысли мои перестали подпрыгивать вместе с машиной, и из их хаоса высво-бодился мой сарказм. Я сразу уловил этот переход, который случался во мне много раз по отношению к людям, раз и навсегда потерявшим в моих глазах авторитет и значимость. Сарказм, словно голодный тысячелетний джин, дремавший в бутылке, был выпущен и тут же накинулся на микроскопическую личность Сергея, желая обглодать ее до костей.
И процесс внутри меня, до этого протекавший вяло, вдруг ускорился и вышел нару-жу – я задумался о будущем фирмы, о своем месте в ней. Я вглядывался в будущее сквозь свое сознание и  не видел там ничего значительного. Воздушный замок вдруг поплыл, явив моему подсознанию свою непрочность – будущее общности с Сергеем потеряло рез-кость очертаний. Я задумался. Мои мысли ускорил сам Сергей.
- Ромыч, что будем делать с деньгами!? – произнес он в очередную нашу поездку по делам, едва мы выкатили из ворот завода. Это стало уже традицией – едва мы вдвоем выезжали по делам, как завязывали в машине долгие беседы обо всем.
- Серый, нууу... – выдохнул я, собирая мысли в кучу. В июне у нас пошел поток де-нег за поставленную ранее клиентам продукцию, львиная доля в потоке, естественно, шла от продаж дихлофосов. Деньгам этим, что называется, надо было дать ума.
- Да ну! Зачем??? – нахмурился Сергей и повернул удивленное лицо ко мне, едва я в который раз озвучил предложение о подписание новых договоров дистрибьюции с более крупными производителями.
- Мы хорошо разогнались на нашем товаре, Серый! Но мы уже практически на мак-симуме... – развел я руками. – Больше мы уже не выжмем из того, что есть... Если мы хо-тим развиваться, нам надо думать о развозе всерьез... Надо уже набирать штат менедже-ров, которые будут плотно работать с розницей и добавлять по мере надобности к Пете еще «газельки»... И пусть бегают...
- Да зачем нам это надо, Роман!? – еще недовольнее стало лицо Сергея.
- Серый, а иначе никак... Мы весь оптовый потенциал уже выбрали по нашей об-ласти... и дело даже не в этом... Мы сидим на бартерной схеме, а сбыт у нас бартера идет тоже в опт, и долго это не продержится... Все, такие же как мы, пихают товар бартерный в те же «меркурии» и «пересветы», а они не резиновые... Сам же видишь, как в «Пересвете» конкуренция усилилась... Хорошо, у нас в «Меркурии» Сеня есть, там все тихо, но Сени может и не стать в один прекрасный момент... и все... Куда мы будем обменный товар де-вать? Мы висим на соплях, Серый!  – я снова развел руками. – Поэтому, я бы полез уже в серьезную дистрибьюцию, взял бы парочку крупных заводов, заключил бы с ними конт-ракт и принялся бы их тащить... Да, там прибыль будет сразу обычная минимальная... но, не это главное! Главное то, что такие заводы тащили бы нас как локомотив, а весь наш теперешний товар шел бы прицепом... И на нем наценка бы оставалась прежней, понима-ешь!? Мы бы за счет «локомотива» удержали бы наценки на наш товар...
- А что, ты думаешь, мы не удержим их что ли??? – к удивлению во взгляде Сергея примешались беспокойство и страх.
Читать далее: http://manipulatorbook.ru/glava046

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel